sximnik sredi monaxov i poslushnikov konevskogo monastyrya. 1900 e. iz kn. ladozhskoe ozero
А.И. Фаресов. Поездка на остров Валаам (1901 г.). Ч. 2. Приём на Коневце.
30 Август, 2019

А.И. Фаресов. Поездка на остров Валаам (1901 г.). Ч. 3. На Валааме.

grigor auer. valaamskij monastyr. 1938. xolst maslo

Григор Ауэр. Валаамский монастырь. 1938. Холст, масло

 

А.И. Фаресов. Поездка на остров Валаам (1901 г.).

Часть 3. На Валааме.

ladozhskoe ozero 2011

Ладожское озеро (2011)

  • Деревянный образ святителя Николая в скиту

  • Скит Всех Святых

  • Предание о преподобном Сергии Валаамском

  • Легенда о короле Магнусе II

  • Ранний отъезд с Валаама. «Здесь пресекают хотения…»

  • Рекомендации А. И. Фаресова о том, как следует организовывать поездки на Валаам для воспитания трезвенников из «чернорабочего люда».

Первая публикация: Фаресов А. И. Поездка на остров Валаам.  // Исторический вестник, 1901. Том 85. Стр. 609.
Цит. по: Уникальные памятники природы России. Ладожское озеро / авт.-сост. А. Н. Чистиков; отв. ред. Е. П. Шелаева. — СПб., 2011. — 255 с.: ил., карты. С. 231-236.

Сканирование: Игорь Сазеев.
Распознавание: Яна Гайдукова.
Подзаголовки, сноски: Ирина Назарова, Яна Гайдукова.
Иллюстрации: Valamo.ru.

В электронном формате публикуется впервые!
Публикуется с разрешения ИИФ «Лики России».


Деревянный образ святителя Николая в скиту

Валаам . Valamo and its message

Скульптурное изображение святителя Николая

После трапезы в монашеском вкусе нам предложили осмотреть «скиты». Первым из них был Никольский скит с редкой иконой Николая Чудотворца.

Иноки монастыря пишут о ските и его иконе следующее:

«Известною стала эта икона очень недавно, и вот по какому случаю: у часовни, где находилось это резное изображение Святителя Николая, снаружи была кружка для доброхотных подаяний. В одну из осенних темных ночей сторож услышал отчаянный крик. Прибежав к тому месту, откуда раздался голос, он увидел около кружки на земле лежащего человека без чувств; оказалось, что это был чухонец[1]. Когда этот последний пришел в чувство, то чистосердечно рассказал, что он имел намерение похитить церковную кружку; но едва успел он только прикоснуться к ней, как из стены вышел грозный старик с мечом в руке и удержал его руку, после чего он от испуга лишился чувств. Удивленные этим чрезвычайным обстоятельством, иноки тщательно осмотрели часовню, но никого, кроме резного изображения Святителя Николая, который, по словам виновного, был схож с явившимся к нему старцем, в часовне не нашли. Ясно стало, что старец, вразумивший святотатца, был святитель Николай и что чудо было от этого резного изображения его. В чувствах благодарной радости братия Валаамская решилась чтить образ этот чудотворною святынею. Образ этот и поныне чтится не только братиею и местным населением, но и по всей окрестности известен до такой степени, что даже финны-лютеране нередко приезжают к Валааму в своих рыбацких лодках, чтобы поставить свечу Святителю Николаю».

Нужно ли говорить об огромном впечатлении молебна на приезжих рабочих перед иконой Николая Чудотворца?

Скит Всех Святых

Из Никольского скита мы поехали в скит «Всех Святых». В одном из изданий Валаамского монастыря об этом ските сказано:

«Высокий, глухой, обширный лес ограждает скит со всех сторон. Какая тишина! Какое глубокое уединение! Какой благодатный мир может наполнить утомленную душу среди этого ничем не нарушаемого покоя! Да, в этом своем виде скит Всех Святых представляет неоспоримо все условия для невозмутимой, молитвенно-созерцательной жизни. Женщин в этот скит не пускают; вход им сюда дозволяется только один раз в год — в первое воскресенье после Троицы, то есть в неделю Всех Святых, когда совершается сюда со многим великолепием крестный ход»[4].

Другие скиты Валаама

Все прочие скиты (Коневской Божьей Матери, Авраамия Ростовского, пустынька игумена Назария и т. д.) также прекрасно выстроены и на таких же живописных островах. Мы, однако, не успели посмотреть их и торопились вернуться в обитель, где по уставу к десяти часам вечера уже никто не может находиться вне ее стен.

Предание о преподобном Сергии Валаамском

Вернувшись с товарищем в номер гостиницы, мы закусили привезенной с собой из Петербурга провизией, без которой, с непривычки к монастырской пище, было бы прямо голодно. Дорогою мы познакомились с одним старым монахом, который посетил нас в номере и в разговоре об истории Валаамской обители сказал:

— Знамениты у нас собственно Сергий и Герман, первые основатели обители, да еще Назарий и Дамаскин, устроители обители в том виде, в каком она теперь. Начало ее можно отнести ко временам апостола Андрея, но достоверно ничего не известно.

В брошюрах валаамского издания говорится, что «первым пришел на Валаам преподобный Сергий. Проповедуя учение Христово по берегам Ладожского озера и всюду посрамляя языческих богов и жрецов, преп. Сергий часто слышал от язычников, что на Валааме — главная сила их религии, там обитают их сильные боги, там же живут их многочисленные жрецы. «Мы люди простые, темные, — говорили преподобному язычники, когда были посрамляемы его мудрою речью, — иди туда, на Валаам; там ты найдешь много наших вещих стариков, — с ними и поговори о богах и о вере». И преподобный Сергий решился отправиться в самое средоточие северного язычества. Пренебрегая возможною опасностью смерти от посрамленных и разъяренных языческих жрецов, он сел на утлый челн и пустился плыть по бурному Ладожскому озеру. Прошло некоторое время, утлый челнок причалил к скалистому берегу Валаама, и неустрашимый подвижник ступил на почву этого острова, намереваясь вступить в борьбу с главною силою язычества, не имея при себе никакого другого оружия, кроме креста и Слова Божия. Вокруг преподобного Сергия, поселившегося на Валааме в скалистой пещере (Вага), собиралось все большее и большее общество его последователей. Новообращенные христиане, постоянно воодушевляемые своим наставником, горели пламенною ревностию к истинному Богу, познать которого они только что сподобились, они не хотели оставить того, благодаря кому узнали истинный свет, и жили с преподобным Сергием вместе, постоянно поучаясь у него и стараясь подражать его благочестивым подвигам. Таким образом образовалось первое монашеское братство на Валааме». Под конец жизни Сергия прибыл на Валаам Герман, сделавшись, после смерти Сергия, главою монашеского братства.

Легенда о короле Магнусе II

Шведы часто разоряли обитель, и только Петр I восстановил ее и укрепил за Россией.

В валаамских изданиях часто упоминается о том, что шведы были покорены не только оружием русского царя, но и чудотворностью Валаама. Король шведский Магнус, очутившись на острове Валааме, пленился его красотой и постригся в монахи. Здесь даже имеется его могила с следующей надписью:

Могила схимонаха Григория (шведского короля Магнуса) на Валааме. Фото: иеромонах Савватий (Севостьянов).

Могила схимонаха Григория (шведского короля Магнуса) на Валааме. Фото: иеромонах Савватий (Севостьянов).

На сем месте тело погребено,

В 1371 году оно земле предано,

Магнуса, шведского короля,

Который, святое крещение восприя,

При крещении Григорьем наречен.

В Швеции он в 1336 году рожден,

В 1360 году на престол возведен.

Великую силу имея и оною ополчен,

Двоекратно на Россию воевал

И о прекращении войны клятву давал,

Но, преступив клятву, паки вооружился,

Тогда в свирепых волнах погрузился.

В Ладожском озере войско его осталось,

И вооруженного флота знаков не оказалось;

Сам он на корабельной доске носился,

Три дня и три ночи Богом хранился,

От потопления был избавлен,

Волнами к берегу сего монастыря управлен,

Иноками взят и в обитель внесен.

Православным крещением просвещен,

Потом на место царские диадимы

Облечен в монахи, удостоился схимы.

Пожив три дня, здесь скончался,

Быв в короне, и схимою увенчался.

В книге А.Н. Муравьева «Путешествие по святым русским местам», монастырская легенда о Магнусе опровергается следующими соображениями:

«Стихи сии, судя по слогу, не старых времен, но предание о Магнусе очень давнее, и странно, каким образом могло оно храниться в течение нескольких веков, хотя и летописи шведские ясно говорят, что король Магнус II, в XIV веке несчастливо воевавший с новгородцами в Карелии, был впоследствии свергнут с престола и заключен в темницу, отколе освобожденный своим сыном Гаквином, королем Норвегии, утонул на берегах ее в 1372 году. В летописях же русских вписано даже мнимое его завещание, коим запрещает детям воевать с Россиею. Темные предания Валаама особенно замечательны; иноки его, как бы недовольные славою собственных великих угодников, подвизавшихся на острове, хотели иметь основателем самого апостола, просветившего Россию, а в числе братии — царственного врага ее, оружия коего сами трепетали, и сии два сказания укоренились в их дикой пустыне под мраком средних веков».

Ранний отъезд с Валаама. «Здесь пресекают хотения…»

В понедельник утром на Троицу, в 8 часов, мы вдруг услышали свисток с парохода.

— Это что такое? — спросил я своего товарища. — Неужели это призывной свисток к отходу?

— Вероятно, — ответил он и бросился в коридор за справкой.

— Да, — сказал он — это пароход идет обратно в Петербург… Скорее надо чай пить да укладываться.

Но мы не успели выпить по стакану чая, как послышался второй свисток, а затем приотворилась дверь номера, и маленький монашек заявил, чтобы мы торопились.

— Мало же трезвенники осматривали Валаам, — думал я, уже находясь на пароходе. — Они не успели осмотреть сад, огород, заводы, мастерские и прочие стороны монастырского хозяйства. А между тем во всем этом было много интереса.

Я выразил вслух недостаточность такой поспешной поездки.

— Хотелось бы больше видеть…

— Пресекать свои хотения нужно, — ответил мне один из трезвенников. — Мало ли, что кому хочется? Здесь монастырь… Иному монаху хочется выкупаться в озере, а он не должен; полюбоваться игрой зверей или птиц в лесу, а он не должен…

Около нас раздались сочувствующие голоса:

— Здесь пресекают хотения… Мы бы жить остались здесь, а нельзя.

— Все видели и получили, что кому было нужно, — возражали мне.

— Гулять некогда было, а самое главное видели… Одни исповедовались и приобщались, другие обедню слушали и прикладывались к мощам; остальные ездили в скиты к угодникам…

— Моего мужа, — громче всех воскликнула горделиво одна из женщин, — старец благословил… Не всех благословил он, а только двоих.

— Вот счастье! — сочувствовали ей все. — Видели и мы в ските, как Святой Николай-угодник стоит…

— А на Коневецком-то острове как было хорошо! Видели «Конь-камень», но не видели «колодезь»… Боялись, пароход уйдет.

Рекомендации А. И. Фаресова о том, как следует организовывать поездки на Валаам для воспитания трезвенников из «чернорабочего люда».

Так мы и остались каждый при своем. Простой народ был счастлив и вполне удовлетворен, а мне все хотелось большего и лучшего. Я рассуждал про себя:

— Наша поездка началась в 4 часа в субботу, а из Коневца мы выехали около 9 часов утра в воскресенье, благодаря тому, что пароход заходил с грузом и для таможенного осмотра в «Сортон-Лаксу». На Валаам мы прибыли около 12 часов дня, а на другой день — в понедельник, в 8 часов утра, пустились обратно в Петербург, так как рабочим нужно во вторник в 6 часов утра быть уже на работе. Стало быть, много ли оставалось у них времени на обозрение Валаама и внутреннего вдохновения его красотами, если вспомнить, что в это же время приходилось обедню служить и на каждом шагу — молебны? Религиозная поездка на Валаам могла бы научить рабочих не только Богу молиться, но и порядкам и взаимным отношениям монастырской братии, если эти отношения поучительны. Известный писатель Немирович-Данченко остался в восхищении от здешнего «крестьянского царства», и мне кажется, что действительно здесь есть многому чему научиться рабочему люду, особенно при объяснении ему многих бытовых особенностей «крестьянского царства». Но если пребывание на острове так быстротечно, что утомленные люди прямо с парохода, часто после качки, попадают исключительно на церковные бдения, а затем запираются на ночь в монастырскую гостиницу с тем, чтобы рано утром идти опять в церковь, а оттуда, не успев даже чая напиться, на пароход в обратный путь, — то и такая поездка, конечно, не бесследна для чернорабочего люда, но могла бы быть обставлена лучше. Например, известно, что на бумагопрядильной мануфактуре Штиглица[2] покровительствуют «трезвенникам» даже денежным образом; почему же не выхлопотать было для этих трезвенников всего один рабочий день, который бы они могли провести на острове Валааме, в дополнение к двум праздникам, считая время и на поездку? Конечно, возможна лучшая организация подобных поездок, если она воодушевляет рабочих и содействует косвенно воздержности их жизни. И фабриканты, и руководители «обществ трезвости», и сама святая обитель должны сочувственно отнестись к этому новому делу поддержания в рабочих стремления собственными душевными силами улучшить свое положение. Без этих стремлений немыслима и благотворность экономических реформ; вот почему этическую жизнь в народе следует поддерживать. Но достаточно ли для этого последнего, — спрашивал я, — мерзлых ночей на палубах парохода, дневных песен из «Лепты» миссионера Макария[3] и исключительно одной церковной службы на Валааме?

g.auer valamo 1929 40x49 cm

G.Auer Valamo 1929, 40×49 cm


[1] Чухна́, чухо́нцы, чухонь — устаревший этноним прибалтийско-финских народов в новгородских землях.

[2] Невская бумагопрядильная фабрика барона Л. Штиглица – ныне Прядильно-ниточный комбинат им. С.М. Кирова.

[3] См. часть 1.

[4] Источник не найден.

admin
admin
Экскурсовод Паломнической службы Валаамского монастыря

Оставить комментарий

avatar

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

  Подписаться  
Уведомление о