Молоко 80-летней выдержки, поднятое с затонувшего парохода "Walamon Luostari" в 2020 году. Фото: Valaam.ru.
Якорь и молоко. Артефакты, поднятые с затонувшего парохода «Valamon Luostari» летом 2020 года.
15 июля, 2020

Эйно Салакка. «Старый Валаам моего детства» (1980). Часть 4. Монастырские храмы.

Рака Прпп Сергия и Германа, Валаамских Чудотворцев

Рака Прпп Сергия и Германа, Валаамских Чудотворцев, 1914.

staryj-valaam-moego-detstva.-superoblozhka-knigi.-e.salakka.-lapsuuteni-vanha-valamo.-1980.

«Старый Валаам моего детства». Суперобложка книги.©Е.Salakka. Lapsuuteni vanha Valamo. 1980.

Salakka Eino. Lapsuuteni vanha Valamo. — Gummerus, 1980.

(Салакка Эйно. Старый Валаам моего детства. — Ювяскюля: «Гуммерус», 1980.)

Книга из личного архива Марины Павловой.

Перевод Марины Павловой. 
Публикуется впервые.

Иллюстрации: Valamo.ru.

Глава: Монастырские храмы

Подтемы: Послушник перед постригом. Спасо-Преображенский собор (верхний и нижний храмы, лестница, первые восстановительные работы). Церковь старостильников в бывшей гончарной мастерской.

Монастырские храмы

I

Члены братии неспешно собирались в нижней церкви ко всенощной. В притворе они прикладывались к большим изображениям основателей монастыря и медленно входили в открытые врата храма. Окружённый братией, словно под защитой, ступал молодой послушник, которому на следующее утро предстояло принять монашеский постриг. В соответствии с традицией он должен был провести предшествующую пострижению ночь в храме в одиноких размышлениях и молитве.

Когда последний участник всенощной закрыл за собой тяжёлую дверь, храм погрузился в глубокую тишину. Юноша стоял посреди храма в сумраке, который чуть растапливали несколько горящих свечей. Он был один со своими мыслями. Со стен на него смотрели лики святых и Бога, которому он решил посвятить свою жизнь, присоединившись к монашеской братии.

Много лет назад он впервые приехал на Валаам. Навсегда запомнил он это лето и природу острова, которая говорила с ним. За могучими монастырскими стенами этого уединенного острова он, мальчишка, отчетливо ощутил себя в надёжной крепости, под защиту которой можно было уйти из суеты мира. Так он и сделал. Оставался окончательный решающий шаг.

Мысли эти разбудили в его душе многочисленные вопросы. Он знал, что утром, получив монашескую мантию, он не получит вместе с ней новой души. Он так и останется тем же слабым человеком. Будет ли он в состоянии нести монашеские обеты? Принятие обета нестяжания не вызывало в нём сомнения. В монастыре он получит всё необходимое для своих плотских потребностей. Пока только предчувствуя, он имел уже твёрдую убеждённость, что приходящая в его судьбу Божья милость и любовь многократно компенсирует внешнюю нужду.

Труднее будет прожить всю жизнь в безбрачии. Хотя он много раз уже решил в своей душе этот вопрос, искушения всё еще пытались использовать присущие совсем ещё молодому человеку стремления. Толстые стены и одиночество кельи не смогут защитить его от мыслей. Лишь молитва и подвижничество станут его орудиями в этой битве. Свободным от мирских и семейных уз он сможет без остатка отдать свою новую жизнь одному только Богу.

Быть может самое трудное в монастырской жизни — это безусловное послушание. Это участие в ежедневных богослужениях. Это выполнение строгого монастырского устава и беспрекословное подчинение наставнику-старцу. Это каждодневный труд.

Под грузом пугающих мыслей послушник опустился на колени и стал горячо молиться. Он остановил свой взгляд на раке основателей монастыря, скрытой под сенью. В душе юноши проснулись новые вопросы. Почему эти святые пришли когда-то сюда, на скалистый остров? Вело ли их горячее желание найти Бога, или подстёгивали личные разочарования и неудачи? Наверное, их тоже одолевали искушения и сомнения. Но они выстояли, постигли смысл своей жизни и обрели здесь покой, тот самый, к которому так стремился ночной молитвенник.

Он обвел взглядом сумрачный храм. Его окружали древние иконы, бывшие на этом месте ещё в прежнем главном храме. С одной из самых ценных икон смотрел младенец Иисус, сидящий на руках у своей матери Марии. На других были изображены важные моменты земной жизни Спасителя. Большой барельеф под сенью изображал момент жертвы на Голгофе.

Колонны и своды потолка украшали витые орнаменты. Многочисленные кованые напольные подсвечники и паникадила, кружевные элементы украшений и отточенные живописные картины — всё свидетельствовало об исключительном мастерстве и тысячах часов послушаний, которые провели здесь их создатели.

Послушник поднял глаза и взглянул на своды храма, изображавшие глубокое синее небо, усеянное звёздами. Он хорошо понимал, что даже будучи членом братии, он найдёт в монастыре надежду и покой только обретя Бога, как своего личного отца. Примеры святых подвижников и советы умудрённых опытом братьев всегда поддержат его в поисках, но только неослабная молитва станет прямой дорогой, ведущей к цели.

Молодой послушник погрузился в молитву.

Утреннее богослужение было более торжественным, чем обычно. Братия сейчас редко пополнялась новыми членами, поэтому посмотреть на таинство пострижения в монахи собрались мирские жители острова. Мальчики пытались протиснуться ближе к центру, чтобы лучше рассмотреть происходящее. Выглядывая из-за спин взрослых, они увидели очень бледного послушника, стоявшего перед игуменом и иеромонахами. Под непрекращающееся чтение молитв и звуки песнопений постригаемый произнес монашеские обеты и был наречён новым именем в честь ранее жившего святого. В знак его принадлежности к Церкви ему крестообразно вырезали пряди волос: впереди, сзади и по бокам. Постриженику помогли снять верхнюю одежду и облачиться в праздничное монашеское одеяние.

Жизнь нового монаха отныне и до конца будет связана с монастырем. Он стал членом братии святых Сергия и Германа.

Убранство нижнего храма Спасо-Преображенского собора

Убранство нижнего храма Спасо-Преображенского собора

II

Когда в конце прошлого столетия старая монастырская церковь перестала вмещать всех желающих участвовать в службе, на её месте построили новую. Спустя несколько лет была надстроена ещё одна церковь, и их стали называть верхняя и нижняя. В нижнем храме проводились будничные службы, а в верхнем — торжественные праздничные богослужения.

Чтобы попасть в верхнюю церковь, надо было подняться из притвора по широкой каменной лестнице. Возле врат, ведущих в верхний храм, со стен на входящего смотрели огромные изображения мытаря и фарисея. Ослепительный свет и простор, который ожидал за вратами, заставлял впервые вступившего в этот храм оцепенеть. Храм был освящен в честь Преображения Господа, и радость, вызванная этим великим событием, светилась в каждой детали.

В вышине над храмом царил центральный купол. Его свод в форме полусферы был поделен узорным орнаментом на восемь равных частей. В одной из них был изображён Всемогущий Господь как полный достоинства старец, а в других семи — ангелы. Значительное расстояние и умелая игра цветов создавали впечатление, будто эти небесные жители смотрят вниз с огромной высоты.

Из окон, образовывавших пояс под этими изображениями, свет изливался в центральную часть церкви. Лента живописных росписей под окнами изображала Иисуса и его двенадцать учеников. Основание купола опоясывали маленькие изображения ангелов и золотое кольцо букв, слагавшихся в стихи Священного Писания. Роспись дополняли богатые и разнообразные цветные узоры.

Стены церкви украшали более сотни портретов и многоцветные орнаменты.

Внимание приковывали огромные образы четырех евангелистов на парусах. Они были изображены на светящемся золотом поле, обрамленном серебряными завитками. Свет, исходивший от этих образов, словно нес в себе ту великую радость, которую провозглашали евангелисты.

Столбы, несущие купол, делили зал на просторные части. На каждом столбе были изображены святые православной церкви на золотом фоне. Большие настенные картины освещали события земной жизни Иисуса. Самая большая из них на задней стене зала представляла Вход Господа в Иерусалим.

Живописные картины, нанесённые непосредственно на оштукатуренную поверхность, не выдерживали влажности климата. Когда они начали угрожающе разрушаться, художники из монастырской братии занялись восстановлением живописного убранства верхнего храма. Многие из них дни напролёт трудились, лежа на спине не высоких лесах. Эта грандиозная работа длилась много лет, и церковь засияла краше прежнего. В полностью отреставрированном храме архиепископ успел совершить несколько богослужений до окончательного ухода монастыря с Валаама.

Внутренний вид верхнего храма Преображения Господня

Внутренний вид верхнего храма Преображения Господня

III

В нескольких сотнях метров от монастыря находилась бывшая гончарная мастерская. Снаружи здание выглядело совсем обветшавшим. Это был довольно большой дом, срубленный в лапу. Из стен то тут то там смотрели подслеповатые окошки, часть из которых была чем-то забита. В длинной стене дома когда-то, видимо, была широкая дверь, о чем свидетельствовала большая рубленая заплата более темного цвета на месте бывшего дверного проёма.

Столь невзрачный дом поначалу никоим образом не притягивал мальчишеского внимания. Горячий интерес к нему пробудился, когда какой-то монах в праздничном одеянии был замечен исчезающим в недрах этой развалюхи. Когда явление повторилось, мальчикам, естественно, было необходимо прояснить ситуацию.

Исследование началось с настойчивых расспросов, в результате которых появилась некоторая ясность. Оказывается, низкий домик тоже был церковью, где немногочисленная группа монахов совершала свои богослужения. Малый размер группы объяснялся тем, что эти монахи упрямо следовали старому летоисчислению.

Они настойчиво держались юлианского календаря, от которого церковь отказалась, оказавшись на территории, где было принято грегорианское исчисление времени. Разница между этими календарями была совсем незначительной. Она ограничивалась распределением високосных годов. Столетиями разница в счёте времени накапливалась, так что сторонники старого стиля тащились на пару недель позади других.

С объявлением независимости в Финляндии возникла одна из самых трудных проблем православной общины — переход на новое летоисчисление. Решение о смене календаря, принятое где-то наверху, внесло раскол в ряды православных. Самым болезненным моментом оказалось празднование Пасхи, главного церковного праздника.

Вследствие этого нововведения разгорелся жаркий учёный спор, причем сторонники старого стиля сконцентрировались в православных монастырях, среди них и на Валааме. Другой стороной спора стали общины и церковное правление. Разногласия обострились особенно в Сортавальском уезде, куда с далёкого востока прибыл представитель Константинопольского Патриарха митрополит Германос[1]. Его призывы к согласию не имели эффекта, и ситуация обострилась до крайнего предела.

Монастырские насельники, прибывшие в Сортавалу, надеялись убедить противную сторону в своей правоте. Когда этого не случилось, монахи пошли даже на нарушение монастырского устава. Считая, что их дело правое, они остались вне литургии, которую совершал сам высокий гость.

Такое небрежение имело значительные последствия. Часть этих монахов была изгнана из монастыря, а с оставшихся на острове упрямцев сняли их ответственные поручения и понизили до обычных монахов.

Со временем отношение к сторонникам старого летоисчисления смягчилось. Им дали возможность следовать их идее и даже иметь свою церковь, ту самую бывшую гончарную мастерскую. Туда и устремлялась их маленькая община в дни церковных праздников.

Только однажды у мальчиков хватило решимости заглянуть в эту «Церковь старостильников». Тогда в который раз подтвердилась старая народная мудрость: не суди о собаке по ее шерсти, а о дураке по его тряпью[2]. Насколько невзрачным был домишка снаружи, настолько прекрасным он был внутри. Стены украшало огромное количество икон, и по всему залу были расставлены принадлежности для совершения богослужений и церковных обрядов.

Дальнейшие разъяснения не требовались, и мальчишеский интерес к церкви старостильников постепенно угас.

Гончарный завод. Хозяйство Валаама

Гончарный завод. Хозяйство Валаама


[1] Архиепископ Герман (Аав, 1878-1961) — епископ Финляндской Архиепископии Константинопольского Патриархата, в 1925—1960 годы — её предстоятель с титулом «Карельский и всей Финляндии». Был женат. На протяжении всего периода управления проводил активную политику экуменизма и финнизации.

[2] По одежде не суди, по делам гляди. (Прим. пер.)


Фрагменты этой публикации пополнили Архитектурные страницы:


admin
admin
Экскурсовод Паломнической службы Валаамского монастыря
0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
0
Would love your thoughts, please comment.x
()
x