Валаамский монастырь в XVIII в. Музей Валаамского монастыря. Фото витрины: Я. Гайдукова.
Деревянный Валаам. 1715-1767 года. (В. Р. Рывкин. По Валааму. 1990.)
14 Март, 2019

В. Р. Рывкин. Валаам от игумена Назария до игумена Дамаскина. Первый каменный собор. Строительство внутреннего и внешнего каре. («По Валааму». 1990.)

иг. Назарий — выставка в Музее Валаамского монастыря

иг. Назарий — выставка в Музее Валаамского монастыря

Источник: В. Р. Рывкин. По Валааму. — Петрозаводск, 1990. Глава: «Страница третья». С.52-63.

В. Р. Рывкин. По Валааму. Обложка.

В. Р. Рывкин. По Валааму. Обложка.

Темы: От игумена Назария до игумена Дамаскина. Первый каменный собор. Строительство внутреннего и внешнего каре.

Вычитка, подзаголовки: Ирина Назарова.
Примечание: Мария Иванова.

В электронном формате публикуется впервые.

Валаамский монастырь
при игумене Назарии

Отец Назарий — новый игумен Валаамского монастыря

К концу XVIII века монастырские здания обвет­шали и «требовали значительных поправок». Ака­демик Н. Я. Озерецковский, посетивший Валаам в это время, отмечая красивое, «можно сказать, величественное местоположение» обители, харак­теризует «монастырское строение», как «нимало ему не соответствующее».

Было решено заменить все деревянные построй­ки каменными. Но такое строительство на удаленном острове являлось огромной задачей, требующей для своего разрешения большого опыта.

Назарий, игумен Валаамский

Назарий, игумен Валаамский

В среде валаамской монашествующей братии не было достаточно искушенного и авторитетного ор­ганизатора, способного возглавить работы по вос­становлению всего монастырского комплекса. По­этому митрополит Новгородский и Санкт-Петербург­ский Гавриил вызвал из Саровской пустыни Там­бовской епархии иеромонаха Назария, и в 1782 году духовная консистория назначила его настояте­лем Валаамского монастыря.

С приходом Назария, человека, безусловно, ода­ренного, широких интересов, было положено начало многочисленным успешным нововведениям, значи­тельно изменившим жизнь обители.

Он ввел на Валааме суровый устав Саровской пустыни, запрещавший «употребление курева и хмельных напитков», самовольный уход в лес, вечернее общение монахов, посещение монашеских келий мирскими людьми. Строгие меры принесли свои плоды — все послушания стали выполняться братией образцово. Наряду с введением общежития, учитывая древнюю историю Валаамского мона­стыря, Назарий сохранил скитскую и отшель­ническую жизни.

Впервые за всю историю существования обители были точно определены монастырские владения. Специально приглашенные землемеры осуществили в 1783 году размежевание монастырских земель, а в 1785 году была составлена географическая карта островов Ладожского озера, принадлежавших Валаамскому монастырю.

При Назарии начинается и достигает большого размаха миссионерская деятельность. Валаамские монахи командируются в Уссурийский край, где они основывают Свято-Троицкий монастырь. Замечатель­на духовная миссия, которая была направлена с Валаама на Алеутские острова и на Аляску для просвещения и обращения в православие там языческого населения[1].

Первый каменный монастырский комплекс на Валааме

Но самым главным делом Назария стало возведе­ние нового каменного монастырского комплекса. Сейчас трудно сказать, был ли игумен Назарий автором проекта: ни один из сохранившихся документов не сообщает нам имени зодчего, составившего план Валаамского ансамбля. Но можно с уверенностью утверждать, что не случайно именно Назарий был вызван на остров — его роль в фор­мировании облика монастыря огромна. Замысел создания ансамбля наверняка принадлежал Назарию, а возможно, и авторство составления проекта игумен делит поровну с неизвестным зодчим.

Каждое время привносило что-то новое в облик Валаама. На смену деревянным постройкам пришли каменные. Старый деревянный монастырь был разобран, и на его месте воздвигнут качественно новый, отличный от предыдущего монастырский ансамбль.

На вершине горы появились одно-двухэтажные корпуса с кельями, построенные в виде замкну­того прямоугольника, являвшегося своего рода ог­радой, с общей длиной по наружному контуру сто сорок саженей (около трехсот метров). Высоко над корпусами возвышался пятиглавый двух­этажный Преображенский собор с 38-метровой колокольней, стоящей посередине восточной линии четырехугольника (в дальнейшем вместо длинного «четырехугольник» будет употребляться короткий термин «каре», что означает то же самое).

Святые ворота на южной стороне каре ведут на довольно просторный внутренний двор. Не только при изучении плана ансамбля, но и рассматривая его в натуре, можно ощутить строго регулярный характер и предельную ясность композиции. Ее центр — Преображенский собор, связанный в еди­ный объем с колокольней. Симметрично относи­тельно собора находились две церкви: на северо-восточном углу каре — Успенская, а на юго-восточном — Никольская, несколько меньшая по размерам.

Первый каменный собор Валаама

Валаам . Valamo and its message Назарьевский Собор

Назарьевский Собор

Поиск образца

С первого же взгляда в формах собора прочи­тывается влияние барокко середины XVIII века. Именно за это архитектура собора получила совер­шенно уничтожающую характеристику В. В. Стасова, назвавшего постройку «неуклюжей» и «очень бе­зобразной». Думаю, что если бы на месте барочной церкви стояла другая, к примеру, в стиле поздней классики, выводы критика были бы такими же, так как Стасов оценивал стиль, а не архитектурную композицию.

Документальные источники, которые могли бы помочь в выяснении происхождения архитектурной формы храма и его типа, отсутствуют. Остается только предполагать, каким путем искали образ Преображенского собора, попытаться установить связи с близкими ему по духу зданиями того же времени.

Чтобы понять, как велась подготовка к возведе­нию храма на Валааме, нужно хорошо представлять себе специфику организации строительства в преж­ние времена. В церковном каменном зодчестве XVII века довольно редко применялся чертеж в современном его понимании. Обычно же делалась ссылка на «образец» или строители условливались делать постройку «против» какого-то конкретного сооружения, ориентируясь на совершенно опреде­ленную архитектурную форму[2]. При этом, как метко замечено известным исследователем древнерус­ского зодчества Н. Н. Ворониным, «и мастер, и заказчик смотрели назад»[3].

Свобода творчества, как мы понимаем ее сегод­ня, проявлялась лишь при создании сложных и оригинальных композиций, когда талант мастера обнаруживался в умении соединить отдельные части различных зданий, «принятых» в качестве образца.

В провинции метод работы по образцам про­должал существовать значительно дольше, чем в столице и крупных городах. Поэтому, как считает работающий в Финляндии архитектор И. Н. Куд­рявцев, знаток каменного строительства на Валааме в XVIII веке[*], есть все основания считать, что каменные работы времен Назария были организова­ны именно таким способом.

Какие же постройки могли послужить образцом для валаамского храма? Какие архитектурные мотивы других зданий легли в основу его создания? Логичнее всего предположить, что общий принцип решения следует искать в архитектуре храмов Севера XVII—XVIII века. И. Н. Кудрявцев провел блестящий архитектуроведческий анализ и сделал вывод, что ближе всего по формам к валаам­скому собору храмы Великого Устюга, построен­ные на сто лет раньше, хотя их и отличает более пышное декоративное убранство. Если же искать прототипы валаамской колокольни, то в качестве наиболее близкого первоисточника исследователь называет знаменитую восьмигранную башню — «Часозвоню» Великого Новгорода (1443 год), имеющую очень близкие с колокольней Валаама объемное решение и форму завершения. Подобное же завершение у храма Голгофо-Распятского скита на Анзерском острове в Соловках.

Эта форма завершения, по-видимому, относи­лась к разряду излюбленных, потому что воспроиз­водилась не только в каменных, но и в дере­вянных постройках, например, в селе Нёнокса Архангельской губернии. Но нигде, считает И. Н. Кудрявцев, результат не был столь успешен и не достиг такого высокого уровня, как в храме на Валааме.

Успенский собор в Саровской пустыни. Взорван.

Успенский собор в Саровской пустыни. Взорван.

Интересно рассмотреть еще одну гипотезу происхождения формы валаамского храма. Точка отсчета в цепочке рассуждений— 1770-е годы, Са­ровская пустынь — оттуда был переведен на Ва­лаам игумен Назарий. В то время в Сарове строил­ся новый храм, и Назарий, возможно, принимал активное участие в его возведении. Может быть именно поэтому Назария с такой неохотой отпустили местный епископ и настоятель Сарова, при этом охарактеризовав его как человека, не способного выполнять серьезные и ответственные поручения.

Итак, свое управление на Валааме Назарий на­чинает c реорганизации внутренней жизни мона­стыря на основах Саровского устава. Логично предположить, что при мысли о новом храме на Валааме Назарий неизменно возвращался к Саров­скому собору. Отсюда лишь один шаг для вывода, сделанного И. Н. Кудрявцевым: артель каменщиков, принявшая подряд, получила задание следовать примеру Саровского собора.

Колокольня первого каменного собора Валаама

Колокольня первого каменного собора Валаама

Колокольня

На Сарове колокольня не была связана с храмом, как на Валааме. Поэтому при создании валаамского собора перед зодчим стояла непростая задача объединения двух образцов: колокольни и храма. Эта задача была блестяще реализована — отдель­ные части и декоративные детали различных зда­ний слились в целостную архитектурную компози­цию, соответствующую своей простотой образу монастырской постройки.

Внимание вошедшего на монастырский двор в первую очередь привлекала колокольня. Пора­жала она человека не пышностью декора, его просто нет, а своей монументальностью, четко очерченным силуэтом и чеканностью формы. В ней все — движение ввысь и в то же время, как и в природе, находится в гармоническом равновесии. Вертикаль­ная направленность создается принятыми пропор­циями четверика и находящегося на нем высокого восьмигранника, углы которого подчеркнуты узкими пилястрами. В верхней части колокольни прорезаны узкие арочные проемы, в которых на брусьях навешивались колокола. Сдержанность и простота формы, вертикализм композиции по схеме «вось­мерик на четверике» связывают ее с новгород­скими колокольнями XVII века. А вот вход на колокольню, а значит, и в собор в виде четырех­колонного портика, в котором без труда узнается влияние барокко, — детище середины XVIII века.

купола Назарьевского собора

купола Назарьевского собора

Экстерьер храма

В сравнении с формами колокольни формы собо­ра отличаются большей пластической проработкой. Верх барабанов украшен мелкими сандриками — влияние поздней классики, под ними идут треу­гольные филенки, берущие свое начало в дере­вянном зодчестве. Можно даже признать эти декоративные детали несколько дробными и измельченными, учитывая мощь архитектуры колокольни. Но сама форма барабанов, очень вытянутых, созвучна динамизму колокольни и также сообщает собору движение ввысь.

Интерьер Назарьевского собора

Широкая лестница под колокольней ведет прямо в верхний, Преображенский, храм собора. Его план вполне традиционен: вытянутый прямоуголь­ник, разделенный шестью столбами на три нефа, с полукруглой алтарной апсидой. Освящение храма состоялось в 1794 году, хотя известно, что пол­ностью он не был закончен. Значительно позже, в 1805 году, проводились работы по отделке интерьера и золочению иконостаса. Завершался собор «освященным пятиглавием».

Входы с боковых сторон под колокольней вели в нижний храм — Сергия и Германа, освященный в 1789 году. Его площадь была намного меньше верхнего, так как четыре внешних угловых поме­щения, согласно данным И. Н. Кудрявцева, исполь­зовались для подсобных целей, а сам храм был крестообразной формы в плане.

Их Императорские Величества у мощей преп.Сергия и Германа

Их Императорские Величества у мощей преп.Сергия и Германа. Балашов

Материал

Все постройки монастырского ансамбля были возведены из кирпича, изготовленного на Валааме наемными работниками-ярославцами. Они же пережигали известь из мраморного щебня и вели кладку зданий.

 

Развитие ансамбля монастыря. 1785-1801 гг.

Флегонт Звонарёв. «Краткое описание Валаам¬ского общежительного монастыря». 1827.

Флегонт Звонарёв. «Краткое описание Валаамского общежительного монастыря». 1827.

Темп строительства был очень высок. Сухие вы­держки из монастырских архивных дел дают представление о скорости роста ансамбля. В период с 1785 по 1801 год завершилась постройка внут­реннего каре монастыря, в 1785 году первая церковь — Успенская, стояла готовой и была освя­щена, в 1793 году освящена церковь во имя Святителя Николая. В этом же году появились две каменные часовни: одна рядом с монастырем на горе, другая — под горой, у пристани. Была учреждена епархиальная больница на пять человек.

Через год закончилось строительство первого Валаамского скита во имя Всех Святых с церковью, разрешение на освящение которой было дано в 1793 году.

Флегонт Звонарёв. «Краткое описание Валаам¬ского общежительного монастыря». 1827.

Скит Всех Святых. Флегонт Звонарёв. «Краткое описание Валаамского общежительного монастыря». 1827.

Строительный подъем и упорядочение внутрен­ней жизни дали возможность включить Валаам­ский монастырь в марте 1786 года в число штатных монастырей третьего класса.

Монастырь быстро рос. К 1796 году число иноков увеличилось до 55 человек. Успенская церковь уже не могла вмещать всех молящихся. Игумен Назарий обратился с прошением расширить ее со стороны алтарной части, и в ноябре 1796 года была освящена перестроенная каменная церковь. Теперь это самая старая из сохранившихся церквей Валаама.

На строительство монастыря разные лица делали пожертвования и вклады, а в 1797 году Павел I пожаловал Валаамской обители рыбные ловли и по­косы в Кюменском приходе Выборгской губернии и мучную мельницу на реке Хегфор. Эти пожа­лования составляли важнейший источник содержа­ния монастыря. Угодья сдавались в аренду, что давало возможность увеличивать масштабы строительства.


От игумена Назария до игумена Дамаскина

Валаамский монастырь при игумене Иннокентии

Иннокентий, игумен Валаамского монастыря. Неизв. художник к. XVIII – н. XIX в. Бумага, итал. карандаш, белила, 16,1*14,1.

Иннокентий, игумен Валаамского монастыря.
Неизв. художник к. XVIII – н. XIX в.

С 1801 года игуменом монастыря стал Иннокен­тий, неизменно помогавший Назарию во всех его делах. Судя по развернувшемуся при новом настоятеле строительстве, он обладал прекрасным художественным чутьем. Под руководством Инно­кентия началось возведение внешнего монастыр­ского четырехугольника, окружившего внутреннее каре. Не исключено, что идея создания допол­нительных внешних корпусов была задумана еще при Назарии. Подтверждение тому — слишком короткий временной интервал между уходом Назария на покой и началом возведения внешнего каре.

Иннокентий энергично продолжил работу своего предшественника. С 1801 по 1809 год строились каменные двухэтажные корпуса наружного каре мо­настырских зданий с восточной, западной и южной сторон. При возведении каменных Святых ворот в 1805 году закончилось строительство надвратной каменной церкви Петра и Павла над ними.

В 1807 году на северной стороне наружного каре начи­нается строительство каменной больницы с больнич­ной церковью иконы Живоносного источника, освя­щенной в 1814 году. В 1809 году на Крестовом острове, при входе в залив, ведущий к мона­стырю, построили каменную часовню. В 1811 году все здания в монастыре были каменными.

При возведении внешнего каре неизвестные нам зодчие думали об ансамбле в целом. Оба каре обладают архитектурно-художественным и образ­ным единством. У них общий характер построения, единая система как бы перетекающих пространств. Об ансамблевости говорит и решение церквей Петра и Павла и иконы Живоносный источник, расположенных симметрично относительно собора и исполненных в едином строе с его архитекту­рой.

Итак, за короткий промежуток времени вырос крупный монастырский комплекс, число монахов приближалось к сотне.

В апреле 1822 года последовал указ, которым «по уважению древнего существования и благо­устройства Валаамского Спасопреображенского общежительного монастыря… велено возвести оный в 1-ый класс»[4].

Ионафан I, игумен Валаамского монастыря

Ионафан I, игумен Валаамского монастыря

Валаамский монастырь
при игумене Ионафане I

С 1823 по 1830 год, во время управления игумена Ионафана, велись строительные работы во внутреннем и внешнем монастырском каре. На северо-западной стороне внешнего монастырского корпуса был построен каменный двухэтажный, а на северо-восточной — одноэтажный каменный фли­гель. Кроме того, была возведена каменная ограда вокруг братского кладбища[5].

Строительный застой
1830-1839 годов

Период с 1830 по 1839 год — время строитель­ного застоя на Валааме: не только не возводились новые здания, но и старые начали приходить в упадок. В плачевном состоянии оказалась мо­настырская экономика. Наличие денег на 1 января 1830 года исчислялось лишь 6 рублями 9 копейками, а двумя годами позже, в начале 1832 года, в казне осталось только 29 копеек[6].


[1] Деятельность валаамских миссионеров, их судьбы кажутся мне необыкновенно интересными, но рассказ о них не отвечал бы общему характеру нашей книги. Поэтому заинтересовавшимся этой темой могу порекомендовать книги:

  • Валаамские миссио­неры в Америке в конце XVIII столетия. СПб., 1990;
  • Валаам­ская миссия в Америке. СПб., 1907;
  • Л. Я. Резников «Валаам: кризис аскетизма». Л.: Лениздат, 1986, с. 39—53. (В книге есть целая глава, посвященная валаамским миссионерам: «Монахи вне монастыря»).

[2] Воронин Н. Н. Очерки по истории русского зод­чества XVI—XVII века. М,—Л.: ОГИЗ, 1934, с. 77.

[3]  Там же, с. 41.

[4] ЛГИА, ф. 19, оп. 17, д. 856, л. 4.

[5] В архиве Петрозаводска хранится инвентарная опись за 1825 г., перечисляющая имущество Валаамского монастыря. Из нее можно почерпнуть немало любопытных сведений о по­стройках этого времени (ЦГА КАССР, ф. 762, оп. 1, д. 1/5).

[6]  Valamo and its Message.— Valamo Seurary. Неlsinki, 1983, р. 66.


[*] «Иван Николаевич Кудрявцев (13.04.1904 – 13.08.1995), – потомственный архитектор, уроженец С.-Петербурга, один из выдающихся деятелей русской культуры в Финляндии, спроектировавший и выстроивший многие православные храмы:
• Спасо-Преображенский собор на Новом Валааме в Хейнявеси (1975-1977),
• храм св. Илии пророка на Русском кладбище в Гельсингфорсе ( 1951-1957)…
автор проектов перестроек Никольского и Покровского храмов в Гельсингфорсе (1940-1950-е)…
автор… «Исторических сведений о постройке Успенского собора в Гельсингфорсе»… монографии «Первый каменный собор на Валааме»…»

Источник: «Санкт-Петербургские епархиальные ведомости», вып.28-29, с.144.

admin
admin
Экскурсовод Паломнической службы Валаамского монастыря

2
Оставить комментарий

avatar
1 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
1 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
adminМария Авторы недавних комментариев

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

  Подписаться  
новее старее
Уведомление о
Мария
Гость
Мария

«… работающий в Финляндии архитектор И. Н. Куд­рявцев, знаток каменного строительства на Валааме в XVIII веке…»

«Иван Николаевич Кудрявцев (13.04.1904 – 13.08.1995), – потомственный архитектор, уроженец С.-Петербурга, один
из выдающихся деятелей русской культуры в Финляндии, спроектировавший и выстроивший многие православные храмы:
Спасо-Преображенский собор на Новом Валааме в Хейнявеси (1975-1977), храм св. Илии пророка на Русском кладбище в
Гельсингфорсе ( 1951-1957) … автор проектов перестроек Никольского и Покровского храмов
в Гельсингфорсе (1940-1950-е)… автор… «Исторических сведений о постройке Успенского
собора в Гельсингфорсе»… монографии «Первый каменный собор на Валааме»…» — см. «Санкт-Петербургские епархиальные ведомости», вып.28-29, с.144.