И.А. Шестаков. Дневник. 23 июня 1884 года, автограф.
Путешествие Александра III инкогнито по Финляндии. Валаам в 1884 году. Из дневника И.А.Шестакова
10 марта, 2020
Румянцев Михаил Дмитриевич,протоиерей
Воспоминания плотника М. Д. Румянцева (1900)
30 сентября, 2020
Монахи возле монастырских зданий в лесу Альбом: "Монахи Валаамского монастыря"

Монахи возле монастырских зданий в лесу Альбом: "Монахи Валаамского монастыря"

В июле 1901 г. на Германовом поле была освящена часовня во имя святых Константина и Елены. Позднее она была утрачена, а 8 августа 2020 г. освятили новую часовню, по архитектурному решению воссоздающую прежнюю, — в честь преподобного Германа Аляскинского.

Как это часто случалось, первоначально часовня была освящена в честь небесного покровителя жертвователя — послушника Константина, подвизавшегося в Претеченском скиту. Историю послушника Константина нам удалось проследить по нескольким источникам.

Публикуется впервые.


Приход в монастырь, строительство часовни святых Константина и Елены на Германовом поле

Часовня прп Германа Аляскинского. Освящение 9ав2020. Фото Я. Гайдукова.

Часовня прп Германа Аляскинского. Освящение 9.08.2020. Фото Я. Гайдукова.

Из дневника плотника Румянцева: «Через несколько месяцев меня назначили за старшего плотника строить келью в самом строгом Предтеченском скиту для приехавшего незадолго перед этим из С.-Петербурга молодого человека Константина, который будучи гвардейским офицером и получив после родителей огромное состояние (около миллиона) стал кутить и зашёл очень далеко. Видя, что такая жизнь его погубит окончательно, уговорили его поехать в Кронштадт к о. Иоанну. Он съездил и после встречи и беседы с о. Иоанном так изменился, что приехал на Валаам простым послушником и пожертвовал в монастырь очень крупную сумму денег» (одиннадцать тысяч рублей, уточняет М. Янсон).

Поскольку послушник особенно чтил память Германа Аляскинского, на его пожертвование было решено построить часовню у Германова поля. Преподобный Герман к тому времени не был прославлен в лике святых, поэтому часовню освятили в честь святых равноапостольных Константина и Елены.

О закладке часовне и «послушнике Константине Предтеченском» пишет в своём дневнике игумен Гавриил:

21 мая сего 1899 года на Германском поле на Валааме, совершена закладка часовни каменной во имя равноапостольных царей Константина и Елены, сооружаемой на средства, определённые от послушника Константина Предтеченского. <…>

В закладке надпись:
Во имя Отца и Сына и Св.Духа. По благословению Преосвященнейшего Николая Архиепископа Финляндского и Выборского положися основание сей часовни, созидаемой на сумму, пожертвованную рабом Божьим Константином, в честь и прославление памяти Св. равноапостольных царей Константина и Елены, настоятелем Спасо-Преображенского Валаамского монастыря Священно-Игуменом Гавриилом, в лето от воплощения Бога Слова 1899 месяца мая 21 дня.

Дневник игумена Гавриила за 1899 г. С.500-501.


 Строительство пустыньки и
благословение на отшельничество

Ревностный послушник захотел подвизаться в самом строгом скиту Валаама — Предтеченском. Для него отдельно была привезена пустынька — «небольшая рыбацкая избушка». Крошечный домик был поставлен в глухом лесу, в большом отдалении от храма и других келий, недалеко от причала. Внешне домик тоже отличался: снаружи и изнутри он был обит черным толем, каким в то время покрывали крыши. Пол внутри также был чёрным.

«На закладку приехал сам Игумен Гавриил, который, придя на место положения, обратился к Константину с такими словами: «Ну что, брат Константин, здесь ты избрал место для уединённой жизни?» Получив положительный ответ, продолжил: «Смотри, по силе ли берёшь такой подвиг? Ты ещё молод, а враг рода человеческого силён». Константин ответил: «Буду стараться при помощи ваших Святых молитв и братии преодолеть все лишения и искушения. Я готов в землю зарыться, лишь бы спастись». При этих словах он упал в ноги, прося благословения. Тот, со словами «Бог благословит, подвизайся», благословил его. Тут же отслужили молебен, и мы приступили к постройке».

Воспоминания плотника Румянцева.

Жизнь в Предтеченском скиту

Предтеченский скит на Валааме

Предтеченский скит на Валааме. Современный вид.

«Руководителем его в духовной жизни был известный старец схимонах о. Никита. Но говаривали между собою старцы: ’’Напрасно о. игумен разрешил новоначальному жить в уединении…”

Через некоторое время новоначальный подвижник впал в уныние. Затем стал он разъезжать на лодочке по заливам и скитам. О. игумен заметил, что неладное что-то творится с монахом, и, желая предоставить ему возможность деятельности, назначил его заведующим Предтеченским скитом. Новый хозяин начал энергично действовать — стал разделывать огород, валил с корня толстые дерева, рвал порохом камни, даже схимников и тех гонял на работы. Схимонах о. Сисой писал в Петербург, на подворье, о. Пионию: ”Ты просишься в Предтеченский скит, но прежде запасись терпением, наш новый хозяин и нас, схимников, гоняет на разные работы”.

Старец о. Никита отказался руководить им, потому что перестал он слушать старческие советы, не слушал и начальников монастырских».

Михаил Янсон. Валаамские старцы. — Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1994. С. 24-25.

Уход послушника Константина с Валаама,
дальнейшая история пустыньки

«Потом он уехал с Валаама, жил еще в других монастырях. Конец его жизни был загадочен — его нашли убитым, но неизвестно, при каких обстоятельствах это произошло», — читаем в воспоминаниях М. Янсона. Митрополит Венимамин (Федченков) пишет: «В то время он был на Японской войне, где и окончил дни своей жизни».

(В первом издании жизнеописания прп Германа Аляскинского (сост. С. Корсун, 2002) приводится другая версия, без ссылки на источник: «Этот инок, по имени иеромонах Константин, впоследствии был посвящен в России в епископский сан в 1925-1928 годах…» В последующих изданиях эта информация отсутствует, видимо, признана ошибочной.)

Фамилия Константина пока не установлена. Данные о пострижении послушника Константина в монашество не найдены. Наиболее вероятное предположение — Константина так и не постригли в монашество. Потому он и был мобилизован для участия в Русско-Японской войне (1904-1905), где был убит.

После ухода Константина с Предтеченского острова в его пустыньке жили другие насельники. Так, при М. Янсоне там подвизался отец Мелетий. Домик был покрашен в белый цвет, однако «осмыло краску дождями, облупилась она, и жутко проступили темные пятна. Нет у него приветливого вида других бревенчатых келлий, смиренно прячущихся меж лесных стволов, тихих и мирных, что невольно переносят мысль к деревянной, избяной Руси, к пустынным хижинам в чащах непроходимых, девственных лесов, где подвигом добрым подвизались святые русские…»

Дальнейшая история пустыньки в Предтеченском скиту также не установлена.

Мария Иванова, Яна Гайдукова,
при участии Ирины Назаровой

Монахи возле монастырских зданий в лесу Альбом: "Монахи Валаамского монастыря"

Монахи возле монастырских зданий в лесу
Альбом: «Монахи Валаамского монастыря»

Материалы этой статьи пополнили Архитектурные страницы:

Источники

Приводим использованные фрагменты полностью. Ряд источников в электронном виде публикуется впервые.

Дневник плотника Румянцева будет опубликован в следующей заметке.

«21 мая сего 1899 года на Германском поле на Валааме, совершена закладка часовни каменной во имя равноапостольных царей Константина и Елены, сооружаемой на средства, определённые от послушника Константина Предтеченского. Сей день 33 года жизни моей на Валааме. Сей день посвящён в иеромонаха 1884 / 15 лет. <зачёркнуто> Совершено молебствие по приезде.
1899 г.
В закладке надпись:
Во имя Отца и Сына и Св.Духа. По благословению Преосвященнейшего Николая Архиепископа Финляндского и Выборского положися основание сей часовни, созидаемой на сумму, пожертвованную рабом Божьим Константином, в честь и прославление памяти Св. равноапостольных царей Константина и Елены, настоятелем Спасо-Преображенского Валаамского монастыря Священно-Игуменом Гавриилом, в лето от воплощения Бога Слова 1899 месяца мая 21 дня.»

Дневник игумена Гавриила за 1899 г. С.500-501.


«Через несколько месяцев меня назначили за старшего плотника строить келью в самом строгом Предтеченском скиту для приехавшего незадолго перед этим из С.-Петербурга молодого человека Константина, который будучи гвардейским офицером и получив после родителей огромное состояние (около миллиона) стал кутить и зашёл очень далеко. Видя, что такая жизнь его погубит окончательно, уговорили его поехать в Кронштадт к о. Иоанну. Он съездил и после встречи и беседы с о. Иоанном так изменился, что приехал на Валаам простым послушником и пожертвовал в монастырь очень крупную сумму денег. Не довольствуясь обычной монастырской жизнью, он пожелал жить в уединении, избрав самый строгий и глухой Предтеченский скит, где не употребляют ни рыбы, ни молочных продуктов. Причём все посты и среду, и пятницу не употреблялось даже растительного масла. Место для кельи было отведено в глухом лесу. Туда была перевезена небольшая рыбацкая избушка. На закладку приехал сам Игумен Гавриил, который, придя на место положения, обратился к Константину с такими словами: «Ну что, брат Константин, здесь ты избрал место для уединённой жизни?» Получив положительный ответ, продолжил: «Смотри, по силе ли берёшь такой подвиг? Ты ещё молод, а враг рода человеческого силён». Константин ответил: «Буду стараться при помощи ваших Святых молитв и братии преодолеть все лишения и искушения. Я готов в землю зарыться, лишь бы спастись». При этих словах он упал в ноги, прося благословения. Тот, со словами «Бог благословит, подвизайся», благословил его. Тут же отслужили молебен, и мы приступили к постройке.»

Воспоминания плотника М. Д. Румянцева.


«Стоит домик совсем одиноко в большом отдалении от храма и всех остальных келлий. Да и не подходит он к ним по своему внешнему виду. Обит он черным толем, которым обычно покрывают крыши, был впоследствии окрашен белым, но посмыло краску дождями, облупилась она, и жутко проступили темные пятна. Нет у него приветливого вида других бревенчатых келлий, смиренно прячущихся меж лесных стволов, тихих и мирных, что невольно переносят мысль к деревянной, избяной Руси, к пустынным хижинам в чащах непроходимых, девственных лесов, где подвигом добрым подвизались святые русские…

Историю этой келлии поведал, по просьбе нашей, схиигумен о. Иоанн, лично знавший ее хозяина:

«Был он из образованных и по великой ревности духовной поступил в Валаамский монастырь, внеся вклад в одиннадцать тысяч рублей. Но в самом монастыре пожил он недолго. Выпросился у о. игумена на безмолвие в Предтеченский скит. Выстроил там для себя домик, маленький, в глуши леса, стены и снаружи и изнутри, а также и пол выкрасил в черный цвет, и стал он проводить жизнь строго подвижническую. Руководителем его в духовной жизни был известный старец схимонах о. Никита. Но говаривали между собою старцы: ’’Напрасно о. игумен разрешил новоначальному жить в уединении…”

Через некоторое время новоначальный подвижник впал в уныние. Затем стал он разъезжать на лодочке по заливам и скитам. О. игумен заметил, что неладное что-то творится с монахом, и, желая предоставить ему возможность деятельности, назначил его заведующим Предтеченским скитом. Новый хозяин начал энергично действовать — стал разделывать огород, валил с корня толстые дерева, рвал порохом камни, даже схимников и тех гонял на работы. Схимонах о. Сисой писал в Петербург, на подворье, о. Пионию: ”Ты просишься в Предтеченский скит, но прежде запасись терпением, наш новый хозяин и нас, схимников, гоняет на разные работы”.

Старец о. Никита отказался руководить им, потому что перестал он слушать старческие советы, не слушал и начальников монастырских. Потом он уехал с Валаама, жил еще в других монастырях. Конец его жизни был загадочен — его нашли убитым, но неизвестно, при каких обстоятельствах это произошло».

Поведав эту историю, о.схиигумен остановился и на разъяснении опасностей всякого рода рывков и скачков в духовной жизни, увлечений духовными вспышками.

«Св. отцы, — говорит он, — пишут, что духовная жизнь есть наука из наук, требует она глубокого духовного рассуждения и опытного старческого руководства. Скачки в духовной жизни неуместны, требуется благорассудительная постепенность — все хорошо в свое время, и отшельничество требует духовной подготовки. Надо пожить сначала в общежитии, побыть в послушании, в полном смысле этого слова. Истинное послушание состоит в том, чтобы отсекать свою волю во всем. Благоразумно живущих в общежитии можно сравнить с камушками, лежащими на морском берегу. Ударяют их волны друг об друга и делают гладкими и круглыми. А уединенник подобен угловатому камню, лежащему в лесу и зарастающему там мхом. Без правильной подготовки уединение не врачует страсти, но только усыпляет; будешь жизнь проводить без пользы, если только с ума не сойдешь. Прп. Даниил Скитский говорил: ”Я жил и в общежитии, и в уединении. Испытав ту и другую жизнь, нахожу, что в общежитии преуспевают скорее и больше”. Св. Иоанн Лествичник пишет: ’’Общежитие есть духовная прачечная, стирающая всякую скверну и грубость и все безобразие души, отшельничество же может назваться красильнею для тех, которые очистились в общежитии от вожделения, памятозлобия и раздражительности и потом уже удалились на безмолвие”. И еще пишет он же: ”…а те, которые подвержены раздражительности и возношению, лицемерию и памятозлобию, такие да не дерзнут когда-либо увидеть и след безмолвия”».

Михаил Янсон. Валаамские старцы. — Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1994. С. 24-25.


«Сначала мы заглянули около берега в крошечный «черный» домик, обитый черным толем, принадлежавший послушнику, тоже офицеру, и тоже Константину, — но молодому. В то время он был на Японской войне, где и окончил дни своей жизни. Сердце человеческое — тайна великая. И разными путями Бог ведет души…»

Митр. Вениамин (Федченков). Прозорливый. (Записки студента-паломника на Валаам)


«Пустынь, которую выбрал себе отец Герман, находилась в глухом лесу, примерно в двух километрах от монастыря. И до настоящего времени это место называется «Германово поле»… (именно на месте его домика в пустыньке была воздвигнута великолепная каменная часовня в русско-византийском стиле, с разноцветными стеклами в окнах, и посвящена была свв. Царям, Равноапостольным Константину и Елене. Часовня была освящена в 1908 г. и построена была на средства одного русского офицера, который оставил свою военную карьеру, принял иночество в Валаамской обители и особенно благоговейно чтил память преподобного Германа. Из любви к подвижнику он и позаботился создать эту часовню. Этот инок, по имени иеромонах Константин, впоследствии был посвящен в России в епископский сан в 1925-1928 годах)…»

ПРЕПОДОБНЫЙ ГЕРМАН АЛЯСКИНСКИЙ. Жизнеописание. Сост. Сергей Корсун.

admin
admin
Экскурсовод Паломнической службы Валаамского монастыря
0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x