“Валаам — одно из главных направлений деятельности Центра” (о реставрации)
23 Декабрь, 2016
Свято-Духовская часовня и Борисоглебский собор в Борисоглебском монастыре города Дмитров Московской области
А. А. Анисимов о церковной архитектуре (интервью)
27 Февраль, 2017
Никольский храм. Я. Гайдукова. Валаам. Красиво

Никольский храм. Фото: Я. Гайдукова.

Данная статья написана специально для сайта Valamo.ru. Публикуется впервые.
Никольский храм. Я. Гайдукова. Валаам. Красиво

Никольский храм. Фото: Я. Гайдукова.

Обычно в старовалаамских изданиях публиковалось следующее описание Никольского храма: «Здание храма, согласно его архитектуре, не крашено; многоугольная глава обита железом, вызолочена и покрыта лаком; кресты медные, вызолоченные через огонь; на небольшой колокольне — девять колоколов, в которых весу всего 300 пудов»[1].

Композиционно Никольский храм представляет собою восьмерик на четверике, перекрытый шатром и увенчанный луковичной главкой с крестом. Звонница вписана в контур основного здания, что характерно для северной архитектуры XII-XIV вв.

Такая организация объёмов традиционна для деревянных и каменных храмов, начиная с XV в. В чем же заключается новаторство Горностаева? Что позволяет противопоставлять его творческий метод тоновскому и называть Никольскую церковь «одной из талантливейших и оригинальнейших церквей всего нашего отечества»? Ответ на этот вопрос можно найти в историко-архитектурном исследовании В. Р. Рывкина «По Валааму», где автор научно объясняет феноменальное впечатление от Никольского скита, «поверяет алгеброй гармонию» этого и других архитектурно-ландшафтных образов Валаама. Приведём отрывок, посвященный композиции Никольского храма, полностью.

«План Никольской церкви, по моему мнению, навеян архитектурой деревянных шатровых церквей XVI века. Они в плане обычно имели вид восьмиугольника или креста, что позволяло строить здания значительной площади. К основному восьмиграннику делались прирубы для алтаря и притвора церкви. Никольская церковь представляет в плане тоже восьмиугольник, к которому с восточной стороны примыкает пятигранная алтарная апсида, а с западной — звонница.

Основной объем церкви по высоте расчленен на три части: две восьмигранные призмы и шатер. Нижняя часть в плане скорее напоминает квадрат с незначительно скошенными углами, стоящая на ней призма в плане — правильный восьмиугольник. Восьмигранный шатер, завершающий церковь, покрыт металлической чешуей квадратной формы и венчается пирамидальной вызолоченной главкой и шаром с крестом. Между названными частями основного объема нет резких границ. Они не отделяются одна от другой какими-либо горизонтальными структурными элементами. Наоборот, одна часть плавно переходит в другую при помощи промежуточных архитектурных деталей — кокошников. Это придает всему облику церкви скульптурность и ощущение динамичности. Одновременно в постройке достигнута несомненная монументальность архитектурного образа. Для этого и восьмерики, и шатер по замыслу архитектора получили большую высоту, чем нужно для практических целей»[2].

притвор Никольского храма. Валаам.

Притвор Никольского храма со звонницей

«Притвор, образованный двумя объемами, симметричными относительно оси церкви, перекрыт наклонными крышами, повышающимися к центру постройки. Возвышающаяся над притвором звонница завершается крышей в виде фигурной бочки. Путь создания композиции притвора, звонницы и формы их крыш мне видится таким. Изучая русскую деревянную архитектуру XVI века, Горностаев обратил внимание на удивительно красивые двухсходные крыльца, ведущие в некоторые се¬верные церкви. У них были наклонные крыши над лестничными маршами, идущими вверх, переходящие в полуцилиндр с приподнятым и заостренным верхом («бочку»), устроенный над верхней площадкой перед входом в церковь. По существу, над притвором и звонницей Никольской церкви такая же форма крыши, только она не сплошная, как в деревянном зодчестве XVI века, а прерывистая: отдельная для притвора и для звонницы. Не сухое копирование образца, а лишь намек на него, не подражательство, а ассоциативная связь с архитектурой предыдущих эпох — в этом заключался творческий метод А. М. Горностаева»[3].

Церковь Вознесенияв Коломенском

Церковь Вознесения в Коломенском

Исследовательница творчества А. М. Горностаева Т. Е. Тыжненко также указывает на оригинальность получившегося образа: «Храм-маяк, открывающий вход в бухту, — это выдающийся памятник архитектуры чисто русского стиля. Бесполезно искать источник подражания, можно только назвать особо любимые зодчим памятники храмового зодчества, которые Горностаев всегда помнил. Это Спасский собор Спасо-Андроникова монастыря в Москве (1425—1427), церковь Вознесения (1532) в Коломенском и постройки Троице-Сергиевой лавры»[3].

[1] См. напр.: Валаамский монастырь и его святыни в период рассвета и благосостояния обители. Издано иждивением Валаамского монастыря. — Л., 1990. С. 42.

[2] Рывкин В. Р. По Валааму. — Петрозаводск, 1990. С. 168-169.

[3] Рывкин В. Р. По Валааму. — Петрозаводск, 1990. С. 169-170.

[4] Тыжненко Т.Е. А. Горностаев. // Зодчие Санкт-Петербурга: XIX - начало XX в. — СПб., 1998. Цит. по: http://virtualpetersburg.ru/aleksej-gornostaev-chast-5/.

comments powered by HyperComments